03:10 

marybessoli
Вечером Масс, как и обещал, зашел за мной. Когда мы подошли к дому, где жил Микеле, Танцор схватил меня за плечи и повел к входу.
- Что ты делаешь?
- Заткнись и иди.
Я закатил глаза, но продолжил подходить к дому.

It could be wrong, could be wrong,
but it should have been right
It could be wrong, could be wrong,
to let our hearts ignite
It could be wrong, could be wrong,
are we digging a hole?
*

Стук в дверь, через мгновения из квартиры донеслись экспрессивные ругательства, и, наконец, дверь распахнулась, и на пороге стоял ошалевший Келе. Мало того, что он не ожидал нас увидеть, так и он, похоже, как раз собирался в клуб: правый глаз подведен, а на левой щеке кривая линия.
- Belsito, che cazzo vuoi da me? Vattene!
- Заткнись и слушай меня. Ты, Локонте, рассказываешь все Флорану. И будь уверен, если ты хоть в чем-то соврешь, то я узнаю об этом, и отправишься обратно в свою Чериньолу.
- Bastardo! ** - Микеле ударил кулаком по стене, но пропустил меня в квартиру, - Все, Масс, вали.
Они еще минуты две переругивались, и я решил осмотреться.
Уютно, но беспорядок ужасный: листы бумаги раскиданы повсюду, некоторые из них порваны или смяты, кое-где на полу засохшие пятна краски, вместо кровати - одеяло на полу. Как он тут живет?

If we live a life in fear
I'll wait a thousand years
just to see you smile again
Kill your prayers for love and peace
You'll wake the thought police
we can't hide the truth inside
*

- Что, ожидал хорошо обставленную квартиру? У тебя же, наверняка, типичная светлая квартира с идеальной чистотой.
Кажется, он пьян. Черт, и для чего Масс меня привел сюда? Что бы мы с Микеле окончательно рассорились?
- Нет. У меня похожая квартира. Только листов меньше, и кровать имеется, - я отпихнул кота и сел на одеяло, смотря на Келе снизу вверх, - А с чего ты решил, что я мог ожидать что-то другое?
Итальянец расхохотался. Теперь я уверен, что он не ограничился пьянкой со мной.
- Я не дурак, Флоран, и я догадался, что Масс рассказал тебе о моей "темной" стороне. Хочешь еще общаться со шлюхой? - Микеле подошел вплотную к зеркалу и прижался к нему лбом.

Is our secret safe tonight
and are we out of sight
Or will our world come tumbling down?
Will they find our hiding place
is this our last embrace
or will the walls start caving in?
*

Я подошел и прижался к спине Келе, обнимая того.
- Флоран, не надо. Я ненавижу жалость и лживое сострадание.
Посмотрев на наше отражение, я спросил:
- Ты думаешь, я лгу?
- Я не знаю.
Я развернул итальянца к себе лицом и поцеловал.
- А теперь веришь?
- Верю...

Love is our resistance
They'll keep us apart and they wont to stop breaking us down
Hold me
our lips must always be sealed
*

- Расскажи мне свою историю, - попросил я чуть позже, когда мы лежали на одеяле и лениво целовались.



* Это могло бы быть неправильным, неправильным,
но оно должно было быть правильным.
Это могло бы быть неправильным, неправильным,
чтобы зажечь наши сердца.
Это могло бы быть неправильным, неправильным,
роем ли мы яму?

Если нам придётся жить в страхе,
То я проведу тысячу лет
В ожидании твоей улыбки.
Положи конец своим молитвам о любви и мире,
Ты разбудишь полицию мысли,
Мы не можем прятать правду внутри.

В сохранности ли наш секрет сегодня вечером,
И правда ли мы вне поля зрения?
Или же наш мир падёт?
Найдут ли они наше убежище?
Это наше последнее объятие?
Или же стены начнут рушиться?

Любовь — наше сопротивление,
Они будут держать нас порознь и не удержат от расставания,
Держи меня,
Наши губы должны всегда быть сомкнуты.


Muse - Resistance

** - Бельсито, какого хрена ты от меня хочешь? Отвали!
- Ублюдок!

На город уже опустилась ночь, и в комнате горела лишь настольная лампа, освещая меня и Келе, лежащих на полу и целовавшихся.
- С тобой все другое. Иначе, чем с... - Микеле замолк.
- С другими жертвами, - догадался я.
- Да, - кивок, - я хочу довериться тебе, хочу добиться тебя, но лишь для того, чтобы просыпаться вместе, любить тебя, но, честно, я все равно хочу убежать, исчезнуть из твоей жизни.
Я внимательно слушал итальянца.
- Почему? Как ты стал таким?
- Каким? Жестоким? Подлым? - Микеле засмеялся, - Я боюсь, что после моего рассказа ты сам попросишь меня исчезнуть.

Mais c'était déjà deux enfants durcis
Qui ne croyaient plus d'avoir à se dire
Que les mots des grands...
Que la vie déjà, broyait sans merci,
Qui ne savaient plus ni rêver, ni rire
Cœur indifférent...
*

Я повернулся и положил голову на грудь Микеле:
- Я обещаю выслушать, а уж потом будем решать, что дальше.
- Я обещаю рассказать тебе правдивую историю, - он улыбнулся, - Началось это много лет назад, кажется, мне было пятнадцать. Тогда все воспринимаешь по-другому. Я верил ему...
И скоро я знал все о том, как Жакомо учил Микеле "охотиться", зарабатывая этим на жизнь.
- И однажды я сказал, что люблю. И тогда... - он закрыл глаза и вздохнул, - он изнасиловал меня. Глупо, но в шестнадцать я даже ни разу не целовался. А потом ушел, обвинив меня в том, что я разрушил наши отношения. Отношения, - Келе вновь засмеялся, - которых никогда не было.

Avec ce soleil, on avait envie
De ne pas parler,
De boire de la vie
A petites goulées
*

- После этого я словно умер. Не физически, конечно, но душа, она исчезла. И я не видел другого выхода... Тогда я впервые сбежал из дома, уехал в Бельгию и работал там проститутом. Правда, через пару месяцев я вернулся обратно в Чериньолу. Родителям я сказал, что выступал с группой. Странно, но они поверили. Лишь Анжела знала правду. Она слишком хорошо меня знала, чтобы поверить в эту чушь про группу и клубы.
Микеле замолчал, а я думал на его словами. Он же был еще ребенком, когда все это произошло. Как он не сломался?
Теперь я понимаю, почему он ведет себя именно так, убегая от всего, скрываясь в своем собственном мире, никого не пуская туда.
- И я никогда не жалел о том, какой путь выбрал. Да, у меня часто не было денег на то, чтобы снять комнату или купить еды, но я был свободен. Анжела и Пьетро ругали меня, но я не слушал их. Я улыбался, когда мужчины клялись мне в любви, но уходил. Масс был одним из тех, кто пострадал из-за этого. Пьетро мне рассказал, как Масс искал меня, а я посмеялся. Ты считаешь меня ужасным, да?

Devenir quelqu'un
Le héros d'un autre, du jour au lendemain
Se découvrir humain
Le héros d'un autre
Sauver une âme et son histoire
Sans même le savoir
**

- Нет, я думаю, ты запутался. И я ненавижу Жакомо, если бы не он...
- Я бы все равно стал таким, - прервал меня Микеле, - это у меня в крови, это - моя сущность, моя жизнь.
- А музыка? - я водил пальцами по телу итальянца, вдыхая его запах.
Он задумался. Знаю, я тоже не могу объяснить, что для меня музыка. Жизнь? Банально, слишком похоже на слова из какого-то романа, чем на действительность. Микеле чуть дернулся, когда я задел его сосок, но ничего не сказал, пребывая в своих мыслях.
Я перевернулся на живот и теперь смотрел на лицо этого странного итальянца. Не сдержавшись, я вновь поцеловал его.
- Ответишь?
- Музыка помогает мне жить. Если бы я не мог писать музыку и стихи, рисовать, выступать на сцене, пусть и перед десятком человек, меня бы разорвало от мыслей и эмоций.

Rendre le monde un peu moins noir
Sans attendre la gloire
Changer le cours d'une autre vie
Sans espérer le moindre prix
**

Я плавился в руках Микеле, стонал и кричал, не боясь, что нас слышат соседи. Плевать на все, кроме нас и этого момента. Надеюсь, это не очередной сон, а самая настоящая реальность. Микеле внутри меня, и только от этого можно было кончить.
Целую его, прикусываю кожу на шее, и вновь кричу, ощущая сперму между наших тел. Микеле стонет и скатывается с меня.
- Ты исчезнешь?

Pardonne-moi
Le mal que j'ai pas fait
Je voulais pas,
Que l'on s'aime à peu près
***

Микеле приподнимается и целует меня в висок:
- Нет. Не знаю, получится ли у нас что-нибудь, но я постараюсь измениться. А ты... - он замялся, - Ты будешь встречаться со мной?
- Да. И помогу тебе измениться. Обещаю.
- Обещаю... Я никогда не предлагал кому-то встречаться, так что можно считать, что это первые отношения в моей жизни.
Я приподнялся и выключил лампу, а Микеле закрыл нас пледом.
- Первый урок: засыпать и просыпаться нужно с любимым человеком.



* Но это были уже два ожесточенных ребенка,
Которые могли лишь только говорить друг другу
Слова взрослых...
Которых жизнь уже беспощадно дробила,
Которые не умели больше ни мечтать, ни смеяться,
Безразличное сердце...

С этим солнцем хотели
Не говорить,
Напиться жизни
Маленькими глотками.


Patricia Kaas - Avec ce soleil

** Стать достойным,
Иным героем завтрашнего дня.
Открыть в себе человечность,
Таков новый герой, герой другой судьбы.
Стать достойным,
Героем нового, другого мира.

Сделать мир чуть менее мрачным,
Не ожидая славы.
Изменить ход чей-то жизни,
Не надеясь заплатить меньшую цену.


Victoria Petrosillo - Le héros d'un autre

*** Прости меня.
Прости то зло, которого я тебе не причинял.
Я просто не хотел,
Чтобы мы немного любили друг друга.


Grégory Lemarchal - Pardonne-moi

Дни сменялись днями, а Микеле учился быть со мной: ему все еще было непривычно просыпаться и засыпать со мной, вместе ходить на работу, готовить обед. Хорошо, к последнему мы оба не можем привыкнуть. Я не умею готовить, а Микеле готовит сразу столько, что, не то что нам, еще и ребятам хватает.

Le temps qui compte est toujours compté
Qu'il soit gagné, qu'il soit gaspillé
En rires qui coulent, en vies qui déboulent
Le temps qui compte est toujours compté
*

А, забыл сказать: Келе живет у меня. Когда мы признались ребятам, Масс и Флоран удивились и по началу со скептицизмом относились к нашей совместной жизни. Но вот уже прошло два месяца, и Микеле не сбежал. И я счастлив.

L’amour est le pire des fléaux
Il change l’allure, truque les mots
C’est pire qu’un lavage de cerveau
Comme l’oasis dans le désert
Il nous attire, il cherche à plaire
Pour nous faire plonger en enfer
L’amour n’a aucune morale
C’est un criminel en cavale
**

Келе резко просыпается и со стоном закрывает лицо ладонями.
Я обнимаю его, и он вздрагивает.
- Что? Что случилось?
- Я боюсь.
- Я рядом, ты же знаешь.
Микеле вздыхает и, отвернувшись, говорит:
- Я не могу больше. Я никогда не был так долго с кем-то одним. Точнее, вообще не был с кем-то.
- Знаешь, сначала я очень боялся того, что проснусь, а тебя нет. А сейчас...
- Доверился? Уверен, что я не сбегу?
- Нет, не уверен. Просто я приму твой выбор. Если для тебя будет лучшим выходом уйти, то я отпущу.
- Спасибо.
Микеле повернулся и обнял меня, поцеловав в плечо.

Mais qui peut dire
Qu’il peut vivre sans amour
Qui?
Qui peut faire
Comme s’il n’en voulait pas
Qui?
Mais qui peut dire
Que ça n’lui fait rien l’amour
Qui?
Il torture, il foudroie
Nous cloue les bras en croix
Mais qui peut dire?
**

Мерван на сцене, первые аккорды, и там же показываются Нуно и Микеле. Свист, крики, заглушающие песню, но ребята практически не поют, а дурачатся.
- У вас все хорошо?
- Да, Масс, все замечательно.
- Поздравляю.
- Спасибо. - отвечаю я, и все же не сдерживаюсь и рассказываю о страхах Микеле.
- Я уверен, что он не исчезнет. Он боится уйти, сам сказал, и ты не отпускай.
Масс приобнял меня и добавил:
- Маэвс беременна, ты первый, кому я сказал.
- Поздравляю! Это прекрасно, я рад за вас.

I ricordi che restano
ora che ci sei non fanno male piu
Se alla mente ritornano
Vanno fino in fondo al cuore e ci sei tu
nei miei pensieri quelli piu veri sempre sarai
***

Трель звонка, и Келе пошел открывать дверь.
- Вернулись?!
Маню и Флоран вернулись из путешествия, которое мы с ребятами подарили им в честь свадьбы.
- А у нас тоже сюрприз! - взвизгнул Микеле и показал руку с кольцом, - приглашаем вас на свадьбу!

Ho raccontato la mia storia
ora mi fermerò un po'
metto il passato in memoria
il mio futuro vivrò
lo custodirò
con la forza che sento in me
è un sogno che
non morirà mai
****



* Время, что считает и что всегда рассчитано на то,
Чтобы его выиграть, чтобы его растратить
В заливающимся смехе, в распутывающихся жизнях.
Время, что считает и всегда рассчитано.


Céline Dion - Le temps qui compte

** Любовь – худшее из бедствий,
Она меняет характер, плутует со словами,
Она хуже, чем промывания мозгов.
Словно оазис в пустыне,
Она манит нас, старается понравиться,
Чтобы заставить нас погрузиться в ад.
У любви нет морали,
Она – беглый преступник.

Но кто может сказать,
Что может жить без любви?
Кто?
Кто может притвориться,
Что не хочет её?
Кто?
Но кто может сказать,
Что любовь не влияет на него,
Кто?
Она терзает, убивает,
Распинает нас на кресте,
Но кто может сказать?


Céline Dion - Qui peut vivre sans amour?

***Остались воспоминания,
Которые больше не навредят,
Если вернется разум,
Обратись к сердцу
А там ты, только ты.

Eros Ramazzotti - Tu sei

****Я рассказал свою историю,
Теперь ненадолго остановлюсь.
Я оставляю прошлое в памяти,
Буду жить будущим
И защищать его с силой,
Которую чувствую в себе.
Есть мечта, которая никогда не умрет.


Eros Ramazzotti - La nostra vita

URL
   

notes from life

главная